Четверг, 30.06.2022, 19:43

 
Наши партнеры










Таблица ЧР
1 Зенит 3065
2 Сочи 30 56
3 Динамо 30 53
4 Краснодар 30 50
5 ЦСКА 30 50
6 Локомотив 30 48
7 Ахмат 30 42
8 Крылья Советов 30 41
9 Ростов 30 38
10 Спартак 30 38
11 Нижний Новгород 30 33
12 Урал 30 33
13 Химки 30 32
14 Уфа 30 30
15 Рубин 30 29
16 Арсенал Тула 3023

Главная » 2022 » Май » 17 » Интервью с Сергеем Митяковым - организатором первого выезда фанатов "Спартака"
Интервью с Сергеем Митяковым - организатором первого выезда фанатов "Спартака"
21:05

«Старостин мне руку пожал: «Молодой человек, вы сделали великое дело!» Я потом эту руку неделю не мыл!» Первый организованный выезд – в Минск: не обманешь – не поедешь...

В год 50-ти летия фанатского движения сайт объединения болельщиков Старая Гвардия продолжает публикации по истории спартаковского фанатского движения. На этот раз предлагаем интервью с Сергеем Митяковым (он же «Люберецкий»), в 1977-м организовавшим первый выезд – в Минск, на автобусе.

Мужики несли меня на руках до метро, а я орал: «Спартак» - чемпион!»

- Сергей, когда ты начал болеть за «Спартак»?

- Лет с пяти-шести. «Ребенок родился и делает шаг – а первое слово – московский Спартак». Помню, во дворе кричали: «Я – ЦСКА!» «Я – «Динамо»! А я кричал всегда: «Я – «Спартак»! В первом классе взял в школьной библиотеке книгу Джованьоли «Спартак», с месяц ее читал. Очень мне этот Спартак понравился, и я понял, что правильно выбрал команду. Где-то в этом возрасте начал покупать «Футбол – хоккей» (в 60-е еженедельник назывался «Футбол») – следил за «Спартаком». Часов в шесть утра в воскресенье вставал и шел к киоску, там бабушка киоскерша меня знала. А эти еженедельники привозили 2-3 номера – моментально разлетались. И бабулька всегда мне оставляла этот «Футбол-хоккей», если я приходил позже. Читал «Советский спорт». Отец спрашивал: «Что тебе выписать? «Мурзилку?» «Зачем мне твоя «Мурзилка»! Давай «Советский спорт»! И когда я впервые пошел на футбол, в семь лет, 25 августа 1963-го года – на матч «Спартак» - ЦСКА, был уже прилично подкован. К тому времени я отца своего совершенно достал: «Батя, своди на футбол! Хочу на «Спартак»!» Он то болел за «Торпедо», и, подозреваю, матч этот был ему до фени, но я его так уболтал, что поехал в «Лужники» к 8-ми утра и купил билеты – достались только за воротами. Народу было 100 000!  

- Это притом что «Спартак» – ЦСКА не считался каким-то дерби в нынешнем понимании...

- Конечно, это не было какой-то громкой афишей. Дерби был [матч] «Спартак» – «Динамо», а позже «Спартак» - Киев... А это был обыкновенный матч, и никакой не решающий. Прекрасно помню гол, который забили в ворота ЦСКА в первом тайме. У них на воротах стоял Йонас Баужа (он, кстати, в «Спартаке» в 70-м засветился). Эта фамилия прямо в память врезалась. Кажется, Крутиков пульнул метров с 35-ти, мяч был не сложный, Баужа хотел поймать его на грудь, но мяч ударился перед ним в землю и как-то прокатился и между рук, и между ног - прямо в ворота! Он за голову схватился, а вся трибуна... Как его только ни обзывали! «Решето!» «Дырка!» «Вратаря – на мыло!»

В перерыве отец пошел мне купить водички, возвращается: «Сережа, там за пивом – давка. Народ схлынет – куплю». Кстати, бабушки на этих бутылках, знаешь, какие деньги заколачивали! Бутылки пустые стоили 12 копеек, в буфете принимали их по десять, а бабки чуть ли не по восемь сдавали. И за матч зарабатывали как месячную зарплату инженера. 

- Владимир Гришин мне рассказывал, какие он с друзьями деньги на бутылках зашибал в 70-е... Ты то не собирал? 

- Я в 70-е был уже состоятельный парень – с пятнадцати лет работал фрезеровщиком на вертолетном заводе, денежка то водилась! Мог и портвешок, и пивко купить. А ребята помладше – как Володя Гришин – да, они собирали. Помню, ходили с авоськами. И бабки их гоняли. «Иди отсюда! Это мои бутылки!»

- Вернемся к тому матчу – 63-го...

- Начинается второй тайм, отец пошел за водой, а я сижу, кричу: «Спартак! Дави конюшню!» Мужики: «Пацан, чего орешь! Действительно, за «Спартак» болеешь? Или для понта?» И тут я им выдал: и турнирное положение, и кто сколько забил... И так поразил всю эту компанию, что, говорят: «Снимай фуражку!» Снял, и они туда конфет, шоколадок навалили. Отец пришел. «Где это ты такого парня взял?» Отец говорит: «Сам то я за «Торпедо» болею...» «Да ладно! А у твоего пацана кровь - красно-белая!»

- Тогда уже ЦСКА «конюшней» называли?

- Да! Были выкрики, но без какого-то злорадства, как сейчас. И спартаковцев на трибунах было явное большинство – соотношение где-то 4:1... А после матча все были в таком восторге (3:0 «Спартак» выиграл), что мужики несли меня на руках до метро! Друг другу передавали. Отец только бегал: «Не уроните парня!» А я орал: «Спартак» - чемпион!» И жрал эти конфеты. (Смеется). Самое интересное, я после этого матча до 71-го вообще на футбол не ходил – мы жили мы в  Подмосковье, меня одного не отпускали. Смотрел по ТВ.

После победы в финале в «Лужниках» мужики мне водки налили – в первый раз попробовал

- А второй твой матч в 71-м...

- В 71-м я учился в авиационном техникуме в Жуковском. Мне мама на обеды давала копеек по 50. Вот из сэкономленных ресурсов – поехал на футбол – на финал Кубка.

Это была переигровка. Первый матч я смотрел по телевизору – когда Логофет за 20 секунд до конца сравнял счет – 2:2. С нулевого угла – то ли ударил, то ли подавал, Кудасов, вратарь СКА, в ближний угол пропустил. А стоял, кстати, у нас тот самый Баужа! Переигровка – на следующий день, в воскресенье. Надо ехать! С утра поехал за билетом. 55 тысяч собралось, представляешь, успели продать столько билетов! Символично было то, что как раз на 55-й минуте Киселев забил победный. Эйфория на трибунах была страшенная! И очень много пьяных на трибунах. Пили безбожно! Победу «Спартака» отмечали. И мне 15-летнему налили – окосевший домой приехал. Первый раз в жизни водку попробовал.            

- Я так понимаю, все было солидно: газетка на скамейке, бутылочка, закуска...

- Именно так! Стаканчики, бутербродики... Чинно, благородно! (Смеется). И менты особенно не гоняли. Пил то рабочий класс – что с них взять! А задерживали только тех, кто уже на ногах не стоял. Брали под белы рученьки и - в 35-е отделение!

- И после этого матча ты из болельщика превратился в фаната? 

- Уже постоянно ходил на матчи. Все начиналось с небольшой кучки – человек десять. Первые заряды были: «Спартак, все сюда!» И народ начинал собираться. Милиции это не понравилось - начали билеты проверять и рассаживать. Тогда мы начали собираться где-то за день, за два до матча и покупать билеты в один сектор – на Южную трибуну. Билеты стоили 60 копеек, а на Центральную – рубль двадцать. Иногда заряжали бабушке рубль и втроем проходили. 

«Папаев – суперзвезда советского футбола!»

- Кто в начале 70-х был твой любимый игрок «Спартака»?

- У нас потрясающая была тройка полузащитников: Киселев, Калинов, Папаев. Для меня лучшая на все времена. Виктор Папаев был наш кумир. Выше него не было никого вообще! А что он вытворял в 72-м, когда мы играли в Испании на Кубок Кубков с «Атлетико» (выиграли 4:3, хотя вели 3:0). Был страшный ливень, дренажные системы не справлялись – он по полкоманды сажал на задницу в эти лужи. На следующий день во всех газетах испанских были заголовки: «Папаев – суперзвезда советского футбола!»

Из этой тройки только Киселев в сборной играл, но - что интересно! - болельщики Папаева и Калинова ставили выше. Киселев был типа Зобнина сейчас, работяга. А Вася Калинов – раздолбай, кривоногенький, легкий. Не знаю, даже с кем его сравнить... Ты удивишься – с Кройфом! Помню эпизод из какого-то матча. Васю Калинова сбивают перед линией штрафной – и он летит к одиннадцатиметровой отметке! Как планер. Судья сразу: пенальти!

- Миша Булгаков – вот он умел падать...

- Да, он был легкий как пушинка - метр шестьдесят. Чем-то похож на француза Алена Жиресса. А как Булгаков исполнял одиннадцатиметровые! Почти от центра поля несется – куда ударит – непонятно! Обычно мяч летел в один угол, а вратарь в другой. Мишу очень любили. Очень прост был в общении, «из наших - из рабочих из крестьян» – как пел Высоцкий. Допустим, Федя Черенков – тот по природе такой замкнутый, слова не вытянешь! А с Мишей в Тарасовке мы говорили на любую тему. «Миш, а как в Курске у твоего «Авангарда» дела?» Да какие дела!» И начинает: как в Курске живут люди, про то, про се, и что «был там у нас парень – под два метра!» И начинает рассказывать про этого парня... Практически никто из футболистов в Тарасовке от общения не отказывался. Разве что Прохоров, но о нем особый разговор.

- Прохоров ведь в 77-м был капитаном...

- Но для нас был - как заноза! Персоной нон-грата. Он в «Спартаке» стал лучшим вратарем страны в 74 и в 75-м, сделал себе имя, а потом взял и переметнулся в Киев. Там ему трехкомнатную квартиру пообещали: «Саша приезжай! Щербицкий все вопросы решит!» Щербицкий – первый секретарь ЦК Украины. И Прохоров сбежал в Киев. Но тут наши ребята из горкома партии вмешались, во главе с Виктором Васильевичем Гришиным. И его дисквалифицировали. В 76-м он не играл, без него мы вылетели, Юра Дарвин стоял и Виктор Владющенков. А в 77-м играл за трехкомнатную квартиру московскую.

Все были на стороне Ловчева, когда он ушел

- Помню, был популярный на трибунах заряд: «Женя Ловчев – олимпийский чемпион!» Прикалывались, наверное...

- Конечно, Женя Ловчев никогда олимпийским чемпионом не был. Но один из первых зарядов был: «Же-ня Лов-чев!» ту-ту-ту-ту-ту-ту! «Женя Ловчев!»

- «Ту-ту-ту-ту....» - это дудками?

- Нет – хлопки. Дудки были позже и как-то не прижились.

- Как народ воспринял уход конфликт Ловчева с Бесковым и уход из «Спартака»?

- В штыки! Все были на его стороне, и заряд этот «Женя Ловчев!» - долго еще раздавался после его ухода. Пока «Спартак» не начал выигрывать. Когда появились новые кумиры: Федя, Юрий Васильевич [Гаврилов], Жора Ярцев... А я ведь против Ловчева играл. Был турнир на стадионе «Торпедо» в Люберцах, посвященный открытию Олимпиады-80. Наша команда коврового комбината тоже участвовала. А Евгений Серафимович в то время был играющим тренером команды вертолетного завода «Искра». Мы им проиграли 0:1. Потом играем на пиво с какой-то командой, Мишке Роганову кто-то вставил, а он: «Что орешь! Я у Ловчева мяч отнял!» (Смеется)

- Тарасовка в 77-м стала для фанатов чуть ли не вторым домом...

- Собирались на Ярославском вокзале под табло и - в Тарасовку! На станции заходили в какой-то кооперативный магазин – затаривались пивом и шли. Если команды на базе не было, устраивали на запасной поляне турнир. Второй тренер Зернов мячик выносил.  Разбивались на четыре команды. Играли на пиво. Всего было шесть ящиков. Команда - победитель ничего не платила, та, что заняла 2 место, ставила ящик пива, третье место – два ящика, четвертое – три. Приезжало ведь человек 60-70! Потом  шли купаться. Клязьма тогда была чистая речушка. Продолжали возлияния, потом разъезжались по домам. Иногда заскакивали в Сокольники на танцы. Тогда много было арбузных точек – их бомбили.  

- Такие огромные короба, запирались...

- Да, с металлической сеткой. Но вскрывали, пару арбузов - подмышку и пошел! Приезжал на станцию «Люберцы», последний автобус был 0-40. Но, как правило,опаздывал на него. Таксисты стоят. «Сколько до Коврового?» «Рублишко дашь?» «А за арбуз слабо довести?» «Поехали!»

- Если так плотно общались с игроками, наверное, и футболками разживались? 

- Какое там! Тогда ведь выдавали по одной две на сезон, и дарить кому-то никто не имел право. Тем более снять и кинуть на трибуну. Есть у меня только футболка Сереги Базулева – и то, потому что друг мой, вместе учились. Он ведь в хоккей лучше играл, все даже удивились, что в футбол пошел. 

«Женюсь в Белоруссии - девушка моя оттуда. И гостей туда везу».

- 77-й год, к тому дню, когда вы совершили первый выезд в Минск, дела «Спартака» были не фонтан...

- На пятом месте были. Тяжело все шло, Бесков не сразу игру нащупал, тасовал состав. И вот после матча 2 июня, хотя «Спартак» выиграл у Перми 2:0, на трибуне «Лужников» состоялся разговор: «Ребята, что-то не клеится. Надо команду подержать. Нельзя ее бросать!» Вот такой был лейтмотив. И кто-то предложил: «Давайте в Минск поедем!» А я вдруг говорю: «Могу в Люберцах автобус заказать!» Неожиданно для себя сказал. Но назвался груздем – полезай в кузов! А в люберецкой автоколонне работал мой приятель – Женя Муравлев  - вместе служили в армии. Я у него спросил, можно ли у них заказать автобус. Он говорит: «Иди к Евдокимову – замначальника». Пришел, говорю: нужен автобус. Для чего, не стал уточнять, да и он не спросил. Говорит: «Это через надо через турагентство оформлять». Поехал в турагентство. А там начали допытываться: «Зачем? Почему? Цель поездки?» Я даже не ожидал, думал, приду, договорюсь об оплате и дело с концом. И абсолютно спонтанно родилась эта идея с невестой. «Женюсь, - говорю, - в Белоруссии, девушка моя оттуда. И гостей туда везу».

- Сказал бы про матч – завернули бы?

- Конечно! Думаю, подключились бы наши органы.

- Тогда ведь спартаковские болельщики были исчадием ада!

- (Смеется). «Спартаковский фанатик по-своему красив, гранату ему дайте – и он устроит взрыв!» В общем, в турагенстве съели мою эту лапшу, спрашивают: «А вы в курсе, сколько стоит автобус?» «Сколько?» «700 рублей!» «Без проблем! Родственники скидываются». «Ну, если оплатите...» И начался сбор денег. Первые денежки потекли 13 июня - когда играли против «Динамо» Ленинград (2:2 – прим. tele-sport.ru). Сдавали по 20 рублей.

- Желающих было больше, чем вмещал автобус?

- Конечно. Составили список – 45 человек. Тех, кому не было 18-ти – отсеивали. Володя Гришин не попал под это дело, был еще несовершеннолетний. Помню, Леша Чикмарев – Чика наш безумный - радовался: «А я еду, еду! Мне уже восемнадцать!» В мае ему исполнилось. Набрал я сумму, поехал в турагентство - оплатил, потом в автоколонну с квитанцией… Пришлось поездить – поэтому больничный взял дня на три.

- Насколько помню, это стоило примерно пятерку...

- Я ни разу в жизни не покупал больничный. Пошел в поликлинику, сказал: «Кашель, насморк, температура...» А температуру 37,5 я умел нагнать в любой момент. Самовнушением. Втыкал градусник подмышку, напрягался и сидел такой… со страдальческим видом.

- А Евдокимов когда узнал, что пассажиры будут, мягко говоря, стремные?

- Когда я уже с квитанцией об оплате приехал в автоколонну, только тогда ему раскрылся: «Едем на матч». Он говорит: «Сергей, я сам болею за «Спартак». Выделяю тебе лучших водителей. Надеюсь, все будет хорошо». Подписал все бумаги (автобус такой-то, водители такие-то…) и я с ней опять метнулся в турагентство. И потом уже всем сообщил дату выезда: 24 июня, 20-00 от метро «Ждановская» - ныне «Выхино».

Когда водители увидели толпу провожающих – вот тут уж они и удивились

- Что за автобус выделили?

- В колонне было много каких-то бордовых «Икарусов», но нам достался именно красный с белой полосой. Не думаю, что это был такой жест доброй воли Евдокимова – просто повезло. Я на «Ждановскую» поехал из автоколонны - на этом автобусе. Познакомился с водителями, сказал, что едем на футбол. Это были Витя и Гена, люберецкие ребята, лет под тридцать. Они не особо отреагировали, но когда увидели толпу провожающих – вот тут уж удивились. Красно-белая толпа собралась человек 150-200! На «Ждановской» тогда не было института Управления, не было никаких строений. Был пустырь, на котором росли фруктовые деревья. Там и устроили проводы. Портвейн лился рекой. Два мента вышли – стояли наверху на платформе и не понимали, что происходит, и что делать. Подкрепление вызывать?

- Ты говоришь «портвейн лился рекой». Это любимый напиток фаната тех времен?

- Водку не особо пили. Она стоила 3-62, портвейн в два раза дешевле, а по башке бил тоже прилично: 18 градусов, 10% сахара. Самое убийственное сочетание.... Портвейнов разных было немерено. «13-й», «72-й», «33-й», «777»… «Приморский», «Кавказ» (страшное пойло!), «Солнцедар», «Изабелла». Самое дешевое вино – плодово-ягодное, «Осенний сад» что ли...

- Первый выезд - что за состав был?

- Только мужики, никаких женщин. Средний возраст – лет двадцать. Помню, был такой Коля, его звали «Колокольчик» - он был «старый»: лет двадцать пять. Такой забулдыжный чел. Набухался перед матчем, мы не смогли его поднять и оставили в автобусе. Но он ко второму тайму пришел – умудрился вылезти через форточку водительскую!

- Как провели ночь в автобусе?

- В автобусе возлияния продолжились, но я практически не пил – все-таки был ответственный. Раза три останавливались – чтобы отлить и привести некоторых в чувство. В шесть утра въезжаем в Минск. Суббота, город спит, и вдруг: «Московский «Спартак»! Оставили автобус на стоянке, пошли гулять. На Комсомольском озере искупались. А я пошел за билетами. «Спартак» располагался в гостинице при стадионе, Зернов вынес 50 билетов. Я столько попросил, потому что должны были приехать еще люди – один прилетел даже на самолете... Тот матч, кстати, должен был состояться в семь вечера, а начался на два часа раньше – потому, что Хидиятуллин в составе молодежной сборной должен был улетать на ЧМ в Тунис. И сразу после матча врач сборной посадил его в свои «Жигули» и они помчались в Москву – в «Шереметьево».

Явление Старостина в автобус было – как луч света в темном царстве.

- Что было на матче?

- Первый наш заряд был: «Привет болельщикам «Динамо» от болельщиков Спартака!» Местные ответили аплодисментами. Антагонизма тогда не было. Тот матч проиграли мы 0:1. Минск имел колоссальное преимущество, но Прохоров тащил все - стоял как бог! А пропустил от Букиевского – Витя башкой срезал в ближнюю девятину после углового. Прохоров только руками развел... После матча собрались у автобуса. Чтобы решить, рвануть ли сразу в Москву, как было запланировано, или задержаться. И вдруг приходит… Николай Петрович Старостин! Пришел поблагодарить нас за поддержку. Для нас этот первый выезд был, как... первое свидание. И для него болельщики на автобусе – было еще невиданное явление. То есть оценил. Настроение до этого у всех было не ахти, но явление Николая Петровича – как луч света в темном царстве, ей богу! От него какие-то флюиды исходили. И минут сорок он в автобусе отвечал на все наши вопросы. Это было что-то вроде пресс-конференции.

- А что за вопросы?

- Спросили насчет Прохорова. Он говорит: «Ребята, поймите! Как к человеку у меня к нему отношение, может, и отрицательное, но видели сегодняшний матч? Если бы не Прохоров, нам бы штук пять наколотили!» Сказал, что Прохоров за квартиру играет. И когда «Спартак» выйдет в высшую лигу, не факт, что останется в команде. «У нас есть на примете хороший вратарь из «Волгаря» (Астрахань) - Ринат Дасаев». Впервые услышали это имя.

- Что еще сказал?

- Что заключили договор с «Аэрофлотом» - он обязуется «Спартаку» предоставлять чартерные рейсы. Сказал, что Бесков работает только на выход в высшую лигу, несмотря ни на что. Тогда это можно было поставить под сомнение, тем более после очередного этого поражения. Но именно после этого матча «Спартак» попер в гору... Спросили его, можно ли в Тарасовку приезжать. «Если хулиганить не будете – можно!» Помню хорошо эту фразу. А когда ребята сказали, что вот человек, который все организовал, заказал автобус, он мне руку пожал: «Молодой человек, вы сделали великое дело!» Я потом эту руку неделю не мыл! (Смеется).

- Я так понимаю, Старостин поднял настроение?

- Не то слово! И мы решили тормознуть – устроить вечеринку. Ребятам водителям сказали: «Поедем рано утром!» Дали им рублей пятьдесят - от собранной суммы оставались, они каких-то девчонок сняли – пошли в ресторан. А мы гульбарили около стадиона. С минчанами братались, Чика фотографии дарил хоккейные – 72-го или 74-го года НХЛ, он где-то в типографии распечатал. Потом местные девчонки подтянулись.

Много пива было - продавали разливное в бочках, банки трехлитровые где-то раздобыли. А в полночь пошли на стадион: сняли флаг спартаковский с флагштока, сетку порезали на сувениры.

- Там же охрана!

- Да не было уже никакой охраны! Чика снял сетку, этой сеткой обернулся. Он с ней потом в Питер ездил… Где-то под утро тронулись назад, когда точно, сказать не могу – вырубился. А когда в автобусе проснулся – смотрю назад, а там человек пять минчаночек хорошеньких… В Смоленске тормознули около стадиона. Стадион - «Спартак»! Хотя там всегда армейская команда играла – «Искра» смоленская, та же «конюшня». И там многие ребята купили обалденные значки: мальчуган стоит розовощекий, по одному краю написано «Стадион», по другому «Смоленск», а внизу «Спартак». Так я потом «Стадион» и «Смоленск» напильником спилил на заводе, и получился чисто спартаковский значок! 

- Минчанки так до Москвы и доехали?

- До «Ждановской» их довезли, а там уже не знаю, что с ними было дальше…

«Пока автобус в рейс не выйдет, паспорт не верну. Может, дело будем возбуждать».

- А когда был второй выезд на автобусе?

- Лично я организовывал второй выезд через два года - в 79-м. Опять же в Минск, опять же из Люберец, тот же Евдокимов автобус дал. Но уже все было проще.  Никаких турбюро, никаких свадеб. Прямо в автоколонне оформили как туристическую поездку.

- В тот выезд ведь грандиозная драке около стадиона «Трактор» произошла...  Участвовал?

- Дело было так. Когда Евдокимов нам предоставил автобус, он попросил довезти до Минска одну девушку. И мы ее взяли на футбол. А после футбола пошли с приятелем - Вовой Барановским - ее провожать. В это время и произошла та знаменитая драка. А когда мы с Володей вернулись на место, где должен был находиться автобус,  его уже там не было. Пошли через лесопарк – искать. Навстречу бежит парень спартаковец лет шестнадцати. «Сейчас драка была! В автобусе стекло разбили!» Веселенькое дело, думаю. Идем уже втроем по лесопарку – по широкой асфальтированной тропинке, слева -  забор тракторного завода. Вдруг навстречу идет толпа минчан, человек – 80. А мы все в красно-белом, и у меня в руках такой же красно-белый медведь (его мне ребята подарили в 77-м в Минске за организацию первого выезда), и у медведя во лбу значок: «Я люблю «Спартак». Пацан: «Бежим!» Куда! Побежал – значит, в чем-то виноват. «Иди нормально!» И мы его хватаем и ведем, зажав между собой, картина - как в «Кавказкой пленнице»: Никулин, Моргунов и между ними Вицин – на ногах не держится. Проходим практически всю толпу – она расступается. Вдруг крик: «Это же они!» Нас окружают. Думаю, конец. Начинаю объяснять: «Провожали девушку, ничего не знаем про драку. Ищем автобус...» И на наше счастье, в этой толпе оказался мужик, который с нами рядом на стадионе сидел и видел, что мы с девушкой. Он за нас вступился и вывел к автобусу. У него действительно было стекло разбито. Ко мне подлетает какой-то генерал: «Что вы здесь мне устроили! Ты – старший?» «Не ты. А – вы...» «Паспорт! Пока автобус в рейс не выйдет, паспорт  не верну. Может, дело будем возбуждать».  Едем унылые в Москву, хорошо хоть, стекло разбито в двери, а не лобовое. Спрашиваю ребят водил: «Сколько будет стоить вставить?» «90 рублей». «Ребята, сбросимся по трояку!» Собрали деньги – отдали им. Часа через два настроение улучшилось, вспомнили, что мы же выиграли - 2:1! И давай: «Спартак» - чемпион!» И действительно в том году золото взяли. А паспорт мне генерал прислал – заказным письмом. После того, как я ему телеграмму послал: все нормально - стекло вставлено.

А первый выезд был - как первое свиданье. Щемит в груди, из горла рвется стон…
- Ты со Старостиным, знаю¸ еще не раз общался после 77-го...

- В 1984-м 21 марта в Кубке УЕФА «Спартак» принимал «Андерлехт» в Тбилиси. В Бельгии мы проиграли 2:4, а здесь Гаврилов пенальти не забил, 1:0 выиграли, но этого не хватило. В Тбилиси то я прилетел, а обратно – билетов нет. Подошел к Сереге Базулеву: «Помоги!» Мы вместе подошли к Николаю Петровичу. Он: «Помню этого молодого человека! 77-й год – Минск. Что случилось?» «Николай Петрович, не могу улететь, а завтра на работу...» «Паспорт при вас?» «Да». «Полетите с нами!» В самолете минут десять разговаривали, рассказал Николаю Петровичу про себя, про двух дочек. Через год встречаю Старостина в Лужниках. Он: «Здравствуйте, Сергей. Как ваши девочки?» 

Он этим меня убил! Девяносто лет человеку, все помнил...

- Забыл тебя про твой первый шарф красно-белый спросить. Тоже был самопал?

- Естественно. Я работал на люберецком ковровом комбинате слесарем, у нас там пряжа была, из которой эти самые ковры делали. И потихоньку выносил. И из нее мне бабушка связала шарф полосатый красно-белый. Метра два длиной! Я этой пряжей и других ребят снабжал – для таких же шарфов.

- Слышал, ты на досуге стихи во славу «Спартака» сочиняешь. Давай в качестве финального аккорда...

Мы в 72-м движенье замутили

И за Спартак готовы были жизнь отдать.

Мы первыми кричали: «Мы не в Чили!»

И на ментов нам было наплевать.
Мы первые в стране в цвета оделись:

Розетки, флаги, красно-белая река...

Мы в 77-м сплотились в первой лиге,

Со «Спартаком» сроднившись на века.

А первый выезд был - как первое свиданье.

Щемит в груди, из горла рвется стон.
Пусть недруг испытает с содроганьем,
Когда весь красно-белый стадион.

Хафизов, Чика, Люберецкий и Заплата –

Осталось мало нас. Но мы еще о’кей.

Звезд будет много на эмблеме – в это верим мы, ребята!

Лишь бы нам дожить до этих дней!

В 2013-м написал. И вот звезды появились – стали чемпионами. Наконец, появился наш стадион. И для меня нет большей радости, чем - приходить туда, к себе домой.

Источник: www.spartakoldguard.ru

Просмотров: 103 | Добавил: Андрюха | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Календарь новостей
«  Май 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Поиск

Друзья сайта

Статистика

 


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2022